🕯 Книга памяти журналистов

Работы дипломанта конкурса «Золотое перо-2020» главного редактора газеты «Рассвет» Инны Свердлюковской

Фото facebook Инны Свердлюковской

Бесстрашная Алиме ­ Герой России!

Увидев этот материал, посчитали обязательным разместить его и в «Рассвете». Читатели «Рассвета» знают и наших крымских коллег-журналистов: знакомы с материалами главного редактора газеты «Наше время» Ленинского района (Крым) ­ Надежды Василенко.

В 2014 году, когда Крым, как корабль вернулся в родную гавань, именно этот район стал подшефным у Краснодарского края. И главред «Рассвета» Инна Свердлюковская, отстояв в очереди на паром 15 часов, уже первого мая 2014 года была на первомайской демонстрации в Севастополе, а во второй половине дня, возвращаясь домой, заехала и в поселок Ленино, побывала в редакции районки, познакомилась с коллегами, пообщалась с Надеждой, ответила на ее вопросы по российскому законодательству о СМИ ­ им же нужно было полностью перестраивать свою работу.

Затем вышли публикации ­ репортажи и из Севастополя, из райцентра Ленино, высоко оцененные подписчиками газеты. Наши коллективы и в последующем обменивались информацией, редакторы созванивались, и даже введена была новая символичная рубрика «Наше время» ­ «Рассвет»!

Представляя вниманию читателей публикации об истории и событиях в поселке Ленино, мы не обошли и тему межнациональных отношений, рассказывали о военно-патриотических фактах.

…Эта земля, как и весь Крым, как и вся территория Советского Союза, где во время Великой Отечественной побывали фашисты, пропитана кровью людей, не щадивших себя ради единой для всех Родины! «Память ­ это мы!» ­ мы обязаны помнить и детям детей своих рассказать, чтобы тоже запомнили!

4 января 1924 года в пригороде Керчи, в семье рабочего Керченского металлургического завода Сеит-Османа Борасанова родилась Алиме Сеит-Османовна Абденанова. В 1930 году умерла от тифа её мать Месельме, а вскоре умер и отец. Детей воспитывали бабушка Ревиде и дядя Муедин в деревне Джермай­Кашик Керченского района.

В 1939 году с отличием окончив семилетнюю Камыш-Бурунскую среднюю школу, Алиме работала секретарем в Узун-Аякском сельском совете Ленинского района. В 1940 году назначена заведующей общим отделом Ленинского райисполкома.

В мае 1942 года советские войска под сильным давлением противника вынуждены были второй раз покинуть Керченский полуостров. Вместе с администрацией поселка Ленино Абденанова была эвакуирована в Краснодар, а затем в Сочи. Окончив трехмесячные курсы санитаров-инструкторов, в 1943 году она поступила на работу в Краснодарский госпиталь. Тем временем разведывательным отделам штабов 4­го Украинского и Северо-Кавказского фронтов, из которых была сформирована Отдельная Приморская армия, а также разведывательному отделу штаба Черноморского флота предстояло установить крымскую группировку и выявить систему оборонительных сооружений противника.

Разведывательным отделом штаба Отдельной Приморской армии командовал генерал-майор Н.М.Трусов, который пришел к выводу, что для выполнения спецзаданий в Крым нужно направить не вызывающего подозрений человека из местных крымских татар. В качестве кандидатуры на эту роль была предложена Алиме Абденанова, сразу же согласившаяся сотрудничать с военной разведкой. После этого она поступила в разведшколу, где до конца сентября изучила основы разведывательной работы и прошла парашютно-десантную подготовку.

«Дая»!

В ночь со 2 на 3 октября 1943 года резидент отдела разведки штаба Приморской армии Алиме Абденанова вместе с радисткой были десантированы на парашютах с самолета «ПО­2» в районе деревни Джермай-Кашик Ленинского района. Она сумела организовать подпольную группу под названием «Дая» из 14 проверенных жителей села, в которую вошли ее дядя Абдуракъий Болатов, Хайрулла Мамбеджанов, Баттал Батталов, учительница Неджибе Баталова, братья Сефидин и Джеват Менановы, Васпие Аджибаева и другие.

Разделившись на группы, все они вели круглосуточное наблюдение за железной дорогой и шоссе, перебросками немецких войск, а также собирали сведения о дислокации вражеских частей и штабов в районе станции и окрестных сел. Разведданные передавались в разведотдел. За период работы группы в Центр было направлено около 80 радиограмм, благодаря которым немецкие войска понесли существенный урон в живой силе и технике.

5 января 1943 года Абденанова за отличное выполнение заданий была награждена орденом Красного Знамени.

Подвиг бесстрашной Алиме

В феврале 1944 года разведгруппа была раскрыта. 26 февраля Абденанова была арестована, при допросах подвергалась нечеловеческим пыткам и издевательствам, однако попытки любой ценой выведать информацию оказались безрезультатными. Остальные члены разведгруппы арестованы и расстреляны нацистами.

В конце марта разведчицу перевезли в Симферопольскую тюрьму. Находясь в застенках гестапо, Алиме держалась стойко, мужественно переносила пытки и не выдала своих связей с партизанами, отказалась сообщать сведения о составе разведотдела штаба Отдельной Приморской армии.

Расстрел…

Очередные допросы не смогли сломить волю отважной разведчицы. 5 апреля 1944 года, за неделю до освобождения города, в возрасте 20 лет она была расстреляна на окраине Симферополя.

Указ В.Путина: звание Героя России ­ спустя 70 лет

1 сентября 2014 года Указом Президента Российской Федерации В.В.Путина «за героизм, мужество и отвагу, проявленные при выполнении специального задания в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941­1945 годов» Алиме Абденановой присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).

Золотая звезда «Героя России», посмертно присвоенная крымско-татарской разведчице Алиме Абденановой спустя 70 лет после ее подвига, передана на хранение в Центральный музей Тавриды. На церемонии присутствовали представители властей Крыма и родственники Абденановой.

Память — это мы!

«Голубая линия»: враг остановлен ценою тысяч, шагнувших в вечность…

­ Вспоминаю дедушку и все время улыбаюсь, скромнее его я человека не встречала, ­ рассказывает Асият Рамазановна Малахова. ­ Он, как и все солдаты Красной Армии, воевавшие на фронтах Великой Отечественной войны, мечтал об одном ­ победить фашистов, вернуться в семью и растить детей, увидеть внуков и правнуков своих. Но миллионам из них не суждено было встретить Победный май 1945 года… Моему же дедушке ­ Ильясу Маруховичу Липашаову ­ начертано было Всевышним остаться на этой земле и продолжить наш род.

Ильяс Марухович Липашаов выжил в самой кровопролитной войне ХХ века. Он совсем немного не дожил до 70­й годовщины Великой Победы, умер в 2014 году, в молодом для жителей Кавказа возрасте ­ ему было слегка за девяносто один…

Его жизнь и судьба, как и у всех из поколения Победителей, были нелегки. Но и дети, и внуки лишь единожды в год видели слезы на глазах отца, деда и прадеда ­ 9 мая… Он был интересным рассказчиком ­ житейские поучительные истории, которыми делился Ильяс, обожали слушать все родные. Во внуках же души не чаял: баловал, и очень мало, в своей, слегка шутливой манере, рассказывал им о войне ­ берег их души… А боевой путь его был тяжелым и опасным. Не раз Ильяс в те грозные годы оказывался между жизнью и смертью, только ему всегда везло ­ словно судьбою было предназначено безусому и бездетному тогда еще джигиту дать продолжение своему роду, подарив жизнь шестерым ребятишкам.

…Ильясу исполнилось восемнадцать уже после освобождения нашего Успенского района от оккупантов, в 1943 году. И его призвали в Красную Армию. Первоначальную военную подготовку он проходил вместе с другими новобранцами из района и с соседних территорий в 875­м запасном полку 2­й гвардейской дивизии в Армавире. Курс молодого бойца завершился, и ребят отправили на фронт. Разве могли знать и они, и их родные, что, когда Красная Армия повсеместно стала отвоевывать город за городом, район за районом на территории Советского Союза, захваченной фашистами, их, сыновей, молодых и горячих, бросят на штурм, да не куда-нибудь, а в то место, которое впоследствии назовут Святым, сильно укрепленное врагом, ­ на «Голубую линию»…

Она тянулась на 115 километров по побережью ­ между Черным и Азовским морями. Здесь проходили судьбоносные сражения Новороссийско-Таманской операции. А итог тех кровопролитных боев ­ полное освобождение Кубани от оккупантов.

«…Небо и земля сотрясались от обстрелов днем и ночью, атаки и контратаки не прекращались практически ни на минуту, ­ так в редкие моменты разговоров о Великой Отечественной войне с внуками вспоминал Ильяс Марухович. ­ Наша дивизия в составе 56­й армии неоднократно штурмовала сильно укреп­ленные позиции немцев. Хотя и шел 1943 год, но вооружены мы были плохо: винтовки ­ «трехлинейки», образца 1891 года; обмундирование ­ английское, ботинки на жесткой подошве, обмотки-портянки длиною 3 метра. Кормили нас с перебоями… Только, главное ­ мы воевали за Родину, за отчий край, за свои семьи, и эти трудности на фронте просто не замечали, потому что каждый красноармеец нашего полка перед лицом своих предков, в память о них и о будущем был обязан выполнить поставленную задачу: любой ценой прорвать оборону немцев, сбросить врага в море. …Атаки следовали одна за другой. Снова и снова мы шли в бой… Да, приходилось идти вперед и по трупам своих сослуживцев, павших в предыдущей атаке… Старался не смотреть, только взгляд распахнутых застывших глаз преследует меня и сейчас во сне, спустя столько лет… А потери были огромные. Из наших 37­ми аульчан, воевавших на «Голубой линии», тридцать один пал смертью храбрых. Они были молодыми, нецелованными, целомудренными…

Все попытки нашего командования в апреле ­ в первых числах мая 1943 года прорвать оборону «Голубой линии» успехов не имели. Для нас, новобранцев, сразу попавших в такое пекло, психологически это было тяжелейшее время. И вот обеспокоенный сложившейся ситуацией Верховный Главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин направил своего заместителя маршала Советского Союза Георгия Константиновича Жукова к нам, на Кавказ. Тот со свойственной ему жесткостью снял многих командиров с должностей, в том числе и командующего нашей 56­й армией генерала Захарова. Изучив обстановку, Жуков внес корректировки в план наступательных операций. Лишь с 4­го на 5­е мая 1943 года, при значительных потерях в личном составе армии, была освобождена станица Крымская, где погибли шесть тысяч советских солдат и офицеров. Особенно яростными были бои на высоте 121,4 м, которая переходила из рук в руки несколько раз. Теперь эта высота носит название «Сопка героев»… (из воспоминаний Ильяса Маруховича Липашаова, записанных внучкой Асият Рамазановной Малаховой, учительницей начальных классов СШ №9 аула Урупский).

­ Война и закончилась для дедушки там же, где началась, на «Голубой линии», ­ рассказывает Асият. ­ В одном из боев под Абинском он был ранен дважды ­ в ногу и левую руку. После лечения в госпитале его признали не годным к строевой службе и демобилизовали из армии. Несмотря на ограниченные физические возможности, Ильяс Марухович, как и все, кто уцелел на той страшной войне, не щадил себя и активно восстанавливал народное хозяйство. Дедушка уже после Победы пошел учиться, затем много лет работал главным бухгалтером в Урупском, Трехсельском и Бесскорбненском подразделениях райпо (районное потребительское общество ­ прим.ред.), а перед уходом на заслуженный отдых занимал должность главного бухгалтера Успенской заготконторы, ­ продолжила рассказ Асият Рамазановна.

­ Наш дедушка ­ Ильяс Липашаов ­ был человеком, не привыкшим сидеть без дела, поэтому на пенсии он занялся хозяйством: обрабатывал огород, выращивал птицу. И, конечно, нянчил внуков и внучек. Супруги Липашаовы, наши дедушка и бабушка, Ильяс Марухович и Муумин (или, как все ее называли, Щыр Батыровна), воспитали шестерых детей ­ трех сыновей и трех дочерей! И всем дали высшее образование: Рамазан ­ главный зоотехник агропредприятия «Родина», Нурбий ­ строитель, Аслан ­ программист. Старшая дочь Кульсум ­ пошла по стопам отца ­ она бухгалтер, а две дочери ­ Фатима и Нафисет ­ стали преподавателями в школах, ­ с гордостью отмечает внучка ветерана.

И хотя нет уже на этом свете фронтовика Ильяса и его верной спутницы жизни, по традиции, в доме деда и прадеда, в станице Бесскорбной, в праздничные, торжественные дни все вместе собираются их дети, а еще ­ двадцать внуков и правнуков рода Липашаовых.

­ Спасибо за акцию «Память ­ это мы!» журналистам нашего районного издания! ­ написала Асият Рамазановна Малахова ­ внучка фронтовика Ильяса Липашаова. ­ Это так правильно и трогательно!.. Эта акция пришлась по сердцу каждому, ведь, действительно, «нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой». И мы обязаны помнить тех, кто ценою своей жизни принес нам и будущим поколениям мир, подарил свободу! Конечно, мы выписывали и впредь будем выписывать «Рассвет», и вместе с газетой будем причастны к летописи современности.

Память — это мы!

«…И у стен распластанных Рейхстага и сегодня душу надпись рвёт: «Я ­ с Кавказа, скоро буду дома, там сейчас акация цветёт!»

Ахалкалаки ­ не зря называли всегда «маленькой Арменией» в Грузии: из шести с лишним десятков сел этого района в 57­ми население составляют этнические армяне. Красива и плодородна земля эта. Селение Турцх: утопающие в зелени и цветах каменные домики на высокогорном плато. Всем сердцем и душой впитывал восемнадцатилетний Оганес Мхитарян этот чистейший воздух, высокое прозрачное небо и неповторимые ароматы отчего края, взгляды близких, прячущих слезы женщин, пронзительность слов прощания… Весной 1942 года он уходил на войну. Вернется ли, увидит ли всех вновь, прижмется ли щекой к цветущим деревьям в саду ­ ответа на этот вопрос не знал никто.

… Ох, как же рвались фашисты к Кавказу! Здесь и получил боевое крещение Оганес Мхитарян ­ на берегу Терека.

Из воспоминаний Оганеса Мхитаряна

«Наша батарея била залпами, прямой наводкой. Разрывы и вой снарядов сливались в общем грохоте. Не выдержав шквала огня, фашисты отошли, оставив на поле боя несколько дымящихся бронированных машин. Первая победа! Мы ­ артиллеристы ­ почувствовали уверенность в своих силах, в мощи оружия. Не зря учились усердно в первые месяцы, как призвали на фронт. Меня за грамотные действия отметил командир, только посоветовал не горячиться. А я ответил: «Ведь родом ­ с Кавказа, я ­ такой!»

После победной битвы за Кавказ наши войска неудержимой лавиной продвигались на запад. Многих боевых друзей потерял Оганес Мхитарян. А ему везло: ни единой царапинки, хотя часто бывал в самом пекле. В подразделении о нем говорили: «Вот уж действительно ­ смелого пуля боится, смелого штык не берет».

К этому времени грудь его украшали уже три медали «За боевые заслуги»; на висках появился первый «иней».

Под Варшавой

Январь 1945 года. Артиллерийский полк, в котором служил Оганес, находился в 80 километрах от Варшавы. Стремительное продвижение советских войск сковывало действия гитлеровцев. Разбитые вражеские части и небольшие группировки попадали в кольцо окружения. С одним фашистским подразделением, пробивавшимся к своим, и вступил в бой 2­й артиллерийский дивизион майора Губенко. Мхитаряну эта схватка запомнилась навсегда.

Из воспоминаний

«Проваливаясь в глубоком снегу, мы выдвигали орудия на позиции. Это было на окраине небольшого населенного пункта. Не успели достигнуть заданного рубежа, как из леса ударила артиллерия противника. По данным разведки, там находился механизированный батальон фашистов. Но, как потом показали пленные, на самом деле войск оказалось больше за счет присоединившихся остатков разбитого соединения. В уничтожении этой группировки участвовали наш артиллерийский дивизион и пехотный полк.

…Ранило рядового Асуляна. Сразило осколком рядового Аракелова. Умолкла пушка справа. Но все же мы заставили фашистов отступить. Еще потом было четыре боя. Из них два ­ ночных. Потери у нас были тяжелые, но позиций мы не оставляли. В дивизионе уцелело всего одно орудие,.. а тут новая атака врага. У нас отбивалась последняя пушка: запылал тяжелый немецкий танк, загорелась машина с грузом.

Фашисты опять ответили шквалистым огнем. Рядом с нашим орудием разорвался вражеский снаряд, и под моими ногами покачнулась земля. Когда рассеялся дым, я вытер с лица грязь и снег. Понял, что контузило: видел наступающих немцев и их танки, но ничего не слышал. Боль и слабость, но об этом я вспоминал, когда чудом остался жив… Зарядил орудие и через ствол навел его в стальную громадину. Выстрел ­ и танк застыл на месте. Второй ­ и черный дым взметнулся к небу. Я ликовал! А когда кончились снаряды, схватил автомат и вместе с пехотинцами предпринял контратаку».

Вот что писал после этого боя в наградном листе командир:

«…Красноармеец Мхитарян Оганес Степанович 18­20 января 1945 года в боях с превосходящими силами немцев, с неполным составом орудийного расчета, огнем с открытой позиции отбил 5 ожесточенных контратак врага, из них 2 ночных, при этом подбил 2 тяжелых танка, поджег один средний танк, уничтожил 4 станковых и 1 крупнокалиберный пулеметы, 25 автомашин с грузами, истребил до роты пехоты противника. Будучи контужен, красноармеец Мхитарян не оставил орудия и не прекращал огня. При этом поджег еще один танк, а затем, так как кончились боеприпасы, он бросился на контратаковавших немцев…»

С жестокими боями дошел Оганес Степанович Мхитарян до логова фашистского зверя. В родные места вернулся сержантом со многими боевыми наградами на груди. И за бои у стен Берлина 7 мая 1945 года был представлен командованием к высшей награде Родины ­ Герою Советского Союза (из архива МО: опись 686196, д.5566, л.111).

…Он умер в 2000 году. Наградные документы, ведь командир уведомил его о принятом решении, были подписаны на самом высоком уровне, но он скромно ждал их… вплоть до дня смерти. Из части, где он после войны служил (в Грузии) запрос отправили единожды и получили подтверждение ­ в архиве Министерства Обороны Союза, однако дальше… по каким-то причинам все на этом и остановилось.

Оганес Степанович, даже выйдя на пенсию, часто бывал в своей части, общался со школьниками, рассказывая о войне и подвигах сослуживцев, всегда скромно умалчивая о себе… Дочерям, которые родились спустя пять и десять лет после Победного мая, вообще не хотел говорить о том ужасе, который пережил вместе со всей огромной страной ­ Родиной, которую все плечом к плечу защищали. Он считал, что девочкам о горе, боли и страданиях говорить не надо, очень баловал их и души в них не чаял. Как и супругу Татьяну Леонтьевну, которая в годы войны жила в Тамбовской области и рыла там сначала противотанковые окопы, а затем работала трактористкой ­ все для фронта, все для Победы.

Дочери Любовь Оганесовна Демьяненко и Александра Оганесовна Львова пришли накануне праздника в редакцию: «Мы выписываем «Рассвет» и хотим в поддержку акции редакции «Память ­ это мы!» рассказать о нашем отце ­ Оганесе Степановиче. Он писал книгу воспоминаний, которую, к сожалению, не удалось сохранить: экстренно после похорон папы в 2000 году уезжали мы из Грузии ­ практически горными тропами через Абхазию… Вывезли награды, кое-какие документы. Он рассказывал, что отправляли запрос, вроде бы, командир представление писал о награждении его званием Героя Советского Союза, но ответ на запрос части пришел отрицательный… Однако, мы хотим, чтобы земляки знали, какой достойный воин был наш отец».

«Рассветовцы» уже поднаторели в вопросах поиска пропавших документов и поэтому решили проверить все возможные сайты о наградах Оганеса Степановича и… Чудо это или знак свыше, что наша акция ­ «Память ­ это мы!» ­ дело священное, только в юбилейной картотеке сайта МО РФ ­ ЕСТЬ ДОКУМЕНТ О НАГРАЖДЕНИИ ОГНЕСА СТЕПАНОВИЧА МХИТАРЯНА (одна буква имени лишь отсутствует в наградных, а так все совпадает: дата и год рождения, каким военкоматом призывался и прочее ­ примечание автора) ВЫСОКИМ ЗВАНИЕМ ­ ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА И ОРДЕНОМ ЛЕНИНА.

Описание подвига и сам наградной лист пока не оцифрованы, не выложены на сайт, но однозначно мы вместе с дочерьми воина отправим запрос с конкретным уже указанием, где и в какой папке лежат его документы о награждении Золотой Звездой Героя!

…Дочери Героя поверить не могли… Смотрели и плакали: «Ах, как жаль, что отец не дожил до этого светлого дня. Спасибо вам, «рассветовцы», пусть благословенным будет дело, которым вы занимаетесь. Процветания газете ­ всем тем, всем, кто чтит правду о Великой Отечественной войне и детям эту правду оставит на века. Низкий поклон всем и с приближающимся праздником Великой Победы!»

Шрифт

Изображения

Цветовая схема