Без таких людей мир был бы скучен

В его глазах — бескрайние просторы морей и океанов. В уверенной поступи — сотни тысяч километров параллелей и меридианов. В словах — мудрость гор разных стран и континентов. Его трудно застать дома. Но вот редкая удача! Мой собеседник — знаменитый путешественник Константин Мержоев.

Константин Мержоев. Фото: 900days.org

Категории сложности

Папуасы атаковали неожиданно. Обстрел из рогаток, закидывание камнями, угрожающее размахивание мачете.

— Мы еще легко отделались, — улыбается Константин Сергеевич. — В Папуа-Новой Гвинее в то время проходили выборы. Во время предвыборной кампании шестерых кандидатов съели.

Это — один из эпизодов уникальной экспедиции «900 дней. Огненный пояс земли». К.С.Мержоев хотел пройти по всем вулканам мира, но на это потребовалось бы от семи до десяти лет. На то, чтобы «надеть» Тихоокеанское огненное кольцо, понадобилось два с половиной года. Более 70 тысяч километров от Северной Америки, через Южную, Океанию и Австралию — до Японии. 19 стран, восхождение на 63 вулкана.

Подробности — в дневниках, которые составили основу книги, в более чем 2000 снимках красочного фотоальбома и в документальных видеокадрах. Снять бы художественный фильм на основе всех двадцати экспедиций, в которые он ходит два с лишним десятка лет, получился бы увлекательный, захватывающий сериал. Ведь за плечами Константина «Транскавказ», «Северный полюс», «Дорогами России», не одна «Кубанская кругосветка», «Сотый меридиан», «Из варяг в греки», «Евразия» и другие путешествия, о которых настоящий романтик и авантюрист может только мечтать.

Константин, выросший в семье рабочих колхоза имени Мичурина соседнего со Славянском-на-Кубани хутора Трудобеликовского, ни о чем подобном не мечтал. Школа. Училище морского бурения в Мурманской области. Участвовал в освоении Ямала. Северная закалка и физическая, морально-волевая подготовка во время службы в десантно-штурмовом батальоне в Венгрии помогают руководителю длительных экспедиций и сегодня.

Началось же все с похода, в который пригласил вернувшегося «с Северов» друга Александр Воробьев. Когда-то, учась в СШ № 39, они вместе играли в футбол. Теперь Александр преподавал в родной школе и решил повести в поход на ближний Кавказ своих учеников.

Это стало отправной точкой. Константину предложили получить специальность инструктора по спортивному туризму в Краснодарском институте повышения квалификации учителей. Там произошла знаменательная встреча с Александром Васильевичем Твёрдым — кубанским путешественником, писателем, географом, педагогом. Под его руководством К.С.Мержоев осваивал походы различной категории сложности, «перескакивая» порой через две. Потом он стал своим для Николая Антоновича Рундквиста, чемпиона СССР, президента Российской ассоциации пешеходных путешественников. Не забыть Константину пройденные с ним лавиноопасные горы Якутии.

Не одуреть от штиля

Сегодня К.С.Мержоев — мастер спорта, трехкратный чемпион России, член Русского географического общества и его научного совета, а также президиума федерации спортивного туризма Российской Федерации. И — единственный в нашей стране, кто организовывает и возглавляет столь длительные экспедиции. На чем только не путешествовал — лыжах, снегоходе, автомобиле, мотоцикле, велосипеде, яхте, надувном катамаране. Однако предпочитает ходить пешком, сплавляться по реке.

— Чем больше технических средств, тем это дальше от меня,— говорит. — Ходить — естественный процесс для человека.

Естественным Константин Сергеевич считает и страх смерти. У животных он первозданный, и с ними в критический момент можно договориться. К.С. Мержоев не раз «договаривался» в тайге с медведем. С агрессивным человеком — гораздо сложнее. В длительной экспедиции всегда ходишь по грани жизни и смерти. Шторм посреди океана, опасный склон вулкана, ядовитые растения и животные. Но самое страшное, по мнению моего собеседника, как у Андрея Макаревича — «выдержать полный штиль».

— А как вас выдерживает семья? — спрашиваю. — Наверное, супруге трудно быть женой Мержоева.

— Мы познакомились с Людмилой на Севере, занимались в одном тренажерном зале,— рассказывает путешественник. — Она знала, за кого выходит замуж. Перед свадьбой я ее предупредил, что часто и надолго буду уходить из дома.

Жена поступила мудро: разделила страсть мужа. И смело пошла с ним в походы. Затем к туризму пристрастились и дети: Батыр, известный кубанский  брейкер, и Лейла. Кстати, у них с отцом одна альма-матер: Кубанский госуниверситет. Только у ребят факультет управления, а Константин Сергеевич в свое время окончил геофак. Дочь была участницей «огненной» экспедиции отца, присоединилась к группе на австралийском этапе.

— А что самое тяжелое для руководителя в многодневном путешествии?

— Все время думать об ответственности за жизни спутников, принимать решения. Как на фронте — расслабиться невозможно. Ошибиться нельзя.

Для приведения в форму участника экспедиции, оказавшегося на пороге физического или психологического излома, руководитель берет…спирт. Он расщепляет молочную кислоту и помогает выдерживать нагрузки. Но употреблять — не более 30 — 50 граммов.

Романтика романтикой, но двое участников 900-дневной экспедиции, единственные, кто прошел с К.С. Мержоевым от начала до конца, вернувшись в Краснодар, сказали, что вряд ли такое повторят. Недаром Президент Ингушетии, откуда родовые корни Константина Сергеевича, отметил его высшей наградой республики — орденом «За заслуги».

Как я ему завидую!

Уходил К.С. Мержоев в последнюю большую экспедицию из департамента комплексного развития курортов и туризма Краснодарского края. А вернулся уже в соответствующее министерство. Константин Сергеевич организовывал первый молодежный туристический лагерь «Регион-93». Хочет сломать стереотип о Кубани как об исключительно пляжном направлении. Пешеходные горные маршруты, сплав по рекам, конные и велосипедные походы — вот что нужно развивать. Сегодня он – руководитель Центра детского и юношеского туризма.

«Когда покидаешь Россию, остаешься словно без кожи»,— сказал в одном из интервью путешественник. А я вижу, как ему тесно в «шкуре» чиновника. Ведь как оживился от вопроса: «Когда же в новую большую экспедицию?». Остались две «А» — он еще не был в Антарктиде и Африке. По Черному континенту уже собрана папка, там находится и карта для прокладки маршрута.

— Должно быть не просто путешествие, а с идеей. В последнем это были вулканы, представляющие научный интерес. Есть у меня задумка с мощной идеей. Вы, журналисты, ахнете!

А я уже сейчас не нахожу себе покоя. Завидую этому сумасшедшему, как он себя называет, неисправимому романтику, авантюристу и философу, для которого путешествия — это даже не смысл жизни, а сама жизнь. Скучен был бы наш мир без таких людей!

Блиц для гостя

  1. Если читать, то… приключения
  2. Если смотреть, то… документальные фильмы
  3. Если слушать, то… умных людей
  4. Если играть, то… с азартом
  5. Если начать жить заново, то… прожить так же. Что было, то и было