Жизни золотой объектив

…Этот человек удивил меня дважды: когда узнала, что 20 июня ему исполняется 80 лет — он активный, стройный и подтянутый, энергичный в «добывании» фотокадров в командировках — наблюдала сама — ну никак не подходит под эту уважительную дату жизни!

Фото «Кубань сегодня», Николай Шумаков

Слово о коллеге

И второй раз, когда увидела за рулем…велосипеда на оживленных краснодарских улицах.

Он участвует во всех увлекательных мероприятиях краевой организации Союза журналистов, радующей нас в последнее время своими творческими идеями общения, с ним интересно разговаривать на различные темы, будь-то обсуждение удивительной по мощности воздействия на зрителей пьесы российского и кубанского писателя Владимира Рунова. Или обмен впечатлениями после премьеры фильма «Собибор» в Доме кино, куда еженедельно приглашают членов Союза журналистов на бесплатные сеансы. Или размышления о пронзительных романах Парфенова и Астафьева, обжигающих души читателей реалиями жизни…

Мы разговариваем с Владимиром Ивановичем Семенцом в уютном зале «у камина» в Доме журналистов.  Вслед за воспоминаниями Владимира Ивановича переношусь в давно минувшие трагические дни и года.

…Лунный свет расцветил ночь в херсонской степи. Женщина с двумя маленькими детьми бредет, согнувшись под тяжестью мешка, захваченного еще из дома в станице Крымской. Там — кусок говяжьего жира — единственная еда. Да кастрюля, сделанная ее мужем, умельцем на все руки, еще до войны. Все, что осталось от любовно свитого семейного гнезда казачкой из Елизаветинской, урожденной Анной Павловной Симоненко. А вкус этого жира, спасшего их от голодной смерти, дети будут помнить всю жизнь.
Немцы, захватив Крымскую 18 августа 1942 года, согнали жителей с детьми в длинную колонну и погнали пешим ходом в Крым. Тех, кто падал от непосильной усталости на обочину дороги, пристреливали. Германии нужны были выносливые рабы…

Анна Павловна как могла подбадривала своих детей — семилетнюю Лилечку и четырехлетнего Володю, поддерживала их за хрупкие плечи, а сама зорко оглядывала окрестности: как бы сбежать от уготованной оккупантами участи? Случай представился только под Херсоном. Они сумели незаметно забраться в земляную щель, которые в избытке рыла наша пехота, готовясь к обороне. Затаились и переждали день, выползли с наступлением ночи и пошли неведомо куда по херсонской степи.
Невыносимо мучила жажда. После недавних ливней застыли красные лужи. Видно, местная глинистая почва окрасила в такой цвет дождевую воду. Но беглецам она казалась кровью, а чтобы у детей не возник соблазн приникнуть к воде, мать рассказывала им сказку об Аленушке, братец которой напился из лужи и превратился в козленочка…

На окраине какого-то селения их окликнули по-немецки. «Неужели все мучения зря?» — с тоской в голосе тихо воскликнула Анна Павловна.
Привели в избу к старшему офицеру, оказавшемуся начальником местного госпиталя. Допросили. Мать объяснила, что, мол, шли к родне, заблудились. На ее счастье, немцы искали женщину — доить коров, обретавшихся при госпитале. Это спасло маленькую семью, ведь Анна Павловна с казачьего детства была обучена такой премудрости.

Владимир Иванович на всю жизнь запомнил время, проведенное в оккупации, когда засыпая вечером, не знали, останутся ли живы завтра. Казалось, невыносимо медленно тянулись дни как тягучая жвачка-смола – лакомство детей войны…
Домой на Кубань, к сестрам Анны Павловны, жившим в Краснодаре, они вернулись после освобождения Херсона в 1944 году.
Отец, Иван Иванович Семенец, ладный красавец-казак, уроженец Крымской, куда и привез молодую жену Анну, сгинул в кровавой мясорубке: пропал без вести в окружении под Киевом в конце 1941 года. Скупые строки похоронки не убедили Анну Павловну в его гибели — ждала его всю жизнь, каждый фильм о войне смотрела с особым вниманием. Скромная труженица вырастила детей достойными и уважаемыми людьми. А они много лет искали хоть какое-то известие о гибели отца…

Владимир окончил краснодарскую среднюю школу №42, служил в Группе советских войск в Польше, стал командиром взвода артиллеристов.
После окончания службы старший сержант запаса Владимир Семенец поступил в вечерний техникум ЗИПа и стал работать на заводе, а в свободное время строил свой дом. Но в новую жизнь позвала … романтика.

Он отправился на нефтепромыслы Мангышлака, в Казахстан, где и работал с 1966 по 1987 годы. Окончил заочно политехнический институт по специальности инженер-электрик. Но хобби — увлечение фотографией с армейских лет, когда создал фотолетопись своей части, уверенно овладело его душой и воплотилось в профессию.
Владимир Семенец стал ведущим фотокорреспондентом областной газеты «Огни Мангышлака», был в журналистском пуле, освещающем служебные будни правительства Казахстана.

Его супруге, Ирине Прокопьевне, в профессиональном конкурсе по праву присвоили звание «Лучший фотолаборант Казахстана», — она была преданным другом, лучшей помощницей и вдохновительницей на протяжении всей творческой жизни Владимира Ивановича. Не каждая жена продаст свое обручальное кольцо, чтобы купить мужу первый качественный фотоаппарат! И сейчас свои фотографии он показывает ей первой… Признание его как профессионала и на Кубани — словно отражение духовного союза этой семьи.
Сыновья — Иван и Константин — унаследовали творческий талант и целеустремленность отца, его любовь к спорту, преданность профессии, ставшей смыслом его жизни. Они — признанные и уважаемые фотокорреспонденты в журналистской и читательской среде. Оба награждены Почетными грамотами администрации Краснодарского края по итогам своей профессиональной деятельности.
— С раннего детства каждый наш день начинался и заканчивался в трудовых буднях отца, — рассказывает Константин, — он как-то незаметно сумел нас увлечь фотоделом. Мы впитывали каждое его слово, каждое движение, пытались усвоить все азы фотографии. Но понимали, как нам далеко до него! И сегодня он наш «начальник цеха», в курсе наших планов и замыслов!

В восемь-девять лет Костя стал направлять объектив, как он говорит, «в разные стороны». У отца было много фотоаппаратов, но Костя выбрал «Агат» — из-за малого размера и большого количества кадров. Они всей семьей путешествовали каждый год два-три месяца по России, и когда в начале 80-х годов снимки юного дарования — Кости — опубликовал единственный в СССР журнал «Советское фото», радости в семье не было предела! Не зря отец-наставник не жалел для сыновей ни фотопленки, ни фотобумаги, ни химикатов для проявки пленки и печати фотографий.

Да, сегодня наши дети и не представляют, какая манящая таинственная прелесть была в темной комнатке с единственным освещением — обязательным специальным красным фонарем, чтобы печатать фотографии, на которых поначалу робко проявлялись лица людей и пейзажи родной природы в черно-белом изображении… Но красочнее их ничего не было. Я до сих пор считаю эти часы лучшими моментами юности.
Помнят их и сыновья Владимира Ивановича, именно это волшебство наполнило их жизнь смыслом.
— Фотография — это больше, чем удовольствие, она делает жизнь краше, интереснее, а значит, продлевает жизнь! — единогласны в своем мнении братья Семенцы.

А самому отцу присущи все атрибуты счастливого человека: ему всю жизнь хотелось возвращаться домой, после увлекательных часов работы, к любимой и заботливой супруге Ирине Прокопьевне, он построил дом, посадил деревья, вырастил сыновей. Передал им свое призвание — сумел увлечь своей любовью к профессии рыцаря фотоаппарата. Заметьте, это, увы, не каждому дано!

В день юбилея в гостеприимном доме Владимира Ивановича Семенца соберутся родные, друзья и коллеги. А фотографировать юбиляра станут продолжатели дела его жизни, его сыновья…

Он, переживший ребенком военное лихолетье, выросший с тоской по отцовскому плечу, дал им любовь, научил ценить духовное богатство, а не материальное, дал им понятие о настоящих человеческих ценностях — честности, верности, уважении к людям и трудолюбии.
Жизнь Владимира Ивановича Семенца — яркий пример того, что наша душа и внутренние силы возраста не имеют. Так держать, наш старший товарищ!

ТАТЬЯНА ШИРШОВА,
Заслуженный журналист Кубани

Шрифт

Изображения

Цветовая схема