🕯 Книга памяти журналистов

Селькор каневской районки Сурен Акопов

Фото из архива автора

Браться за перо, излагать бурлящие в голове мысли и доносить готовые работы до широкой читательской аудитории может и должен умудрённый жизненным опытом человек.

А ещё – честный, справедливый, скромный. Люди другого склада характера – публичные ораторы – могут успешно или нет пользоваться трибунами агитационного предназначения. И те, и другие выскажут свою точку зрения, но кто из них будет услышан, понят и поддержан? Вопрос, скорее всего, риторический. Ведь сколько людей, если они не стоят в шеренге, столько и индивидуальных взглядов на происходящие события.

У Сурена Седраковича Акопова – своя судьба. В чём-то она схожа с жизненной дорогой земляков-армян, которые вынужденно покинули родные места, сменили фамилии, перебрались в другие регионы и попытались затеряться среди местного населения. «Страх перед озверевшими турками был настолько велик, – пишет в одной из своих книг сын С.С. Акопова Джон Суренович, – что семья отца, родственники двинулись в глубь России…. В поисках лучшей доли все перебрались на Кубань, в город Краснодар…. Когда беженцам раздавали пищу, получал её на всех обычно старший.

Фамилию Рашмаджян не называли из-за трудности произношения. Называли, а позже и записали во всех списках Акоповыми, то ли по отчеству дедушки Седрака, то ли по имени его старшего брата Акопа. Но так или иначе древний род Рашмаджянов стал Акоповым…. Терял народ-беженец Родину, родные дома, фамилии…».

Русские приняли переселенцев, по возможности обеспечили их жильём и работой. Сурен Акопов стал трудиться на краснодарском кожевенном заводе № 8. Масса новых впечатлений от мирной и спокойной жизни, от общения с новыми товарищами просто не могли удержаться в этом беспокойном человеке. И он сел за стол. Изложил на листке бу-

маги то, что видел и чувствовал, и отнёс заметку в краснодарскую газету «Красное знамя» – было это в 1926 году. Её напечатали, и у будущего селькора многих кубанских периодических изданий появилось неугасающее до конца жизни вдохновение. Он публиковался и под своей новой фамилией, и под псевдонимами – А. Суренков, С. Акопян…

Вот выдержка из справки № 125 от 16 мая 1935 года: «Тов. Акопян Сурен с 1926 года состоит корреспондентом краевой армянской газеты «ГРО». Одновременно является членом Азово-Черноморской армянской секции пролетарских писателей, до реорганизации ассоциации писателей. Его стихи печатались и печатаются в газете «ГРО». Справку подписал ответственный секретарь этого органа Азово-Черноморского крайкома ВКП(б), издававшегося в г. Ростове-на-Дону, Вартанян.

Сурен Акопов (Акопян) писал много – корреспонденции в газеты и стихи, на отдельные из которых была положена музыка и они стали песнями. Как, например, «Наши колхозные нивы» (музыка армянского композитора А. Аветисьяна) – о широких полях, вспаханных тракторами, о «волнующихся» на ветре колосьях пшеницы, цветущих и плодоносящих садах. Песню эту, написанную в тридцатые годы, до и после Великой Отечественной войны исполняли как народную, «крутили» на радио и даже, говорят, записали на пластинку.

Яркого представителя рабочего класса, активного комсомольца С. Акопова по его желанию направили на курсы, работавшие при совпартшколе, после окончания которых его «выдвинули» на должность заведующего национальным отделом Госиздата как «рабочего пролетарского писателя»…

Начало тридцатых годов двадцатого века на Кубани было периодом массовой коллективизации сельского хозяйства. «В тридцатом году в Кубанский окружной комитет ВКП(б), – вспоминал о том времени сам Сурен Седракович, – почти от ста армянских семей, проживающих в городе Краснодаре, поступило коллективное заявление. В нём излагалась просьба разрешить армянским семьям создать на кубанской земле свой колхоз, выделить ему необходимое количество земли. В окружном комитете партии с большим вниманием отнеслись к просьбе армян. Такой колхоз решено было создать на землях Каневского района».

3 марта 1930 года на железнодорожную станцию Каневская прибыл пассажирский поезд с 96 армянскими семьями. После митинга, который состоялся там же, на вокзале, переселенцы на восьмидесяти подводах отбыли в хутор Сладкий Лиман. Строительство домов началось без промедления. Образованный в то же время колхоз с одноимённым названием тоже становился на ноги. Для строительства коровников, свинарников, овчарни, кузницы и других построек были выделены четырнадцать вагонов леса, тонна гвоздей, кровельное железо, краски – всё, что было необходимо.

Свою первую заметку в районную газету «Знамя ударника», созданную 15 мая 1931 года, С.С. Акопов написал о строителях колхозной жизни, активистах социалистического переустройства села, таких, как Арам Маргосьян, Хачатур Нагабедьян, Семён и Маро Торосьян, Ексо Тумасьян и других. Все последующие годы он активно сотрудничал с местным периодическим изданием. Его заметки и стихи время от времени появлялись также на страницах газет «Приазовские степи», «Советская Кубань» и многих других.

Вот любопытный документ, сохранившийся в семейном архиве его сына – письмо управляющего Ростовским областным армянским издательством «Большевик» Потикяна молодому поэту Сурену Акопяну: «…Сообщаем, что стихи были окончательно отредактированы и подготовлены к печати во втором квартале 1938 года. Однако вследствие пожара, произошедшего первого апреля с.г., книга стихов не может быть отпечатана. Что касается ваших остальных стихов, которые, как вы пишите, остались в издательстве, то если они будут обнаружены при приведении в порядок архива издательства, будут вам высланы». Далее Потикян сообщал, что в Краснодарском крае имеется районная армянская газета «Берки Амар», и через отдел печати крайкома партии С. Акопов может связаться с этим периодическим изданием и продолжить печатать свои стихи на его страницах, а возможно и издать книгу стихов…

В колхозе «Трудовая Армения» Сурен Седракович трудился на разных участках. Был он и секретарём партийной организации, а позже – председателем Сладколиманского сельсовета и заведующим библиотекой. И всегда откликался газетными публикациями на происходящие в хуторе и колхозе события. Из его корреспонденций, в основном, жители Каневского района узнавали о достойных уважения делах его товарищей и знакомых, о строительстве магазина и школы, работе общественного транспорта, о проводимых в округе мероприятиях и многом другом…

Великая Отечественная война в биографию С.С. Акопова вписала свою страницу. В первые же дни вероломного нападения фашистов на Советский Союз он был призван Каневским райвоенкоматом и отправлен на фронт. Присягу бывший председатель колхоза принял 25 сентября 1941 года. Далее читаю партийную характеристику, подписанную 6 октября 1945 года командиром и замполитом третьего стрелкового батальона 129 ЗСБ лейтенантами Мирнуцей и Мезенцевым: «…1908 года рождения, член ВКП(б) с 1932 года, партбилет № 0989750, образование 5 классов, не судим, в Красной Армии с 1941 года, старшина, партпоручения – парторг автоматной роты, член партбюро 3-го стрелкового батальона. Тов. Акопов Сурен Седракович, находясь на партийном учёте при парторганизации 3-го стрелкового батальона 129 ЗСБ с июня 1942 года по настоящее время, показал себя дисциплинированным, преданным коммунистом, активно участвующим в партийно-политической жизни батальона, принимал активное участие в работе коллегиальных органов парторганизации. Как парторг роты использовал все формы воспитательной работы, принимал принципиальные и конкретные меры по организации помощи командиру в укреплении воинской дисциплины среди рядового и сержантского состава. Будучи председателем товарищеского суда сержантского состава, активно помогал командованию батальона в воспитании сержантов в духе преданности делу партии, делу Сталина…. К своему идейному уровню относится серьёзно – окончил дивизионную партийную школу с оценкой «хорошо». За добросовестное отношение к организации партийно-массовой работы в роте тов. Акопов имеет благодарность от начальника политуправления СКВО и СибВО, а также от начальника политотдела дивизии и командования полка и батальона…».

Возвращение к мирной жизни после четырёх лет войны было приятным. Никто и нигде не стреляет, никого не убивают. Проснулся – тихо в доме, лишь за окном птицы поют, да на ранних прохожих собака изредка лает. А далее всё привычно: работа – дом – работа. Ещё – многочисленные встречи с земляками-хуторянами, дома – рабочий стол, заметки для газеты и трепетное чувство ожидания почтальона. Принёс районную газету? Напечатали?

Почти девять лет после окончания войны Сурен Седракович возглавлял Сладколиманский сельский Совет, а затем – сельскую библиотеку. За активное распространение литературы получил от крайпотребсоюза денежную премию, а в честь 50-летия Советской власти министерство культуры СССР наградило его знаком «Отличник культуры СССР» и Почётной грамотой.

Вообще-то за наградами и званиями Акопов не гнался. Выйдя в сентябре 1968 года на пенсию, он, как и в прежние годы, продолжал жить активно, с пользой для общества. Вряд ли кто-то сможет сейчас посчитать все его публикации в разных газетах. Да это и неважно. Главное – человека помнят и уважают и после его ухода из жизни. Значит, жив он в наших сердцах. Это и есть – высшая награда.

Автор Валентин Цветков

Шрифт

Изображения

Цветовая схема