🕯 Книга памяти журналистов

Редактор кореновской районки в годы войны был в подполье

Журналисты «Кореновских вестей» собрали уникальные факты из истории газеты.

… Передо мной — пожелтевший номер «Социалистической Кубани» за 19 июля 1942 года — невероятная библиографическая редкость. В нем набатом звучит голос истории: Совинформбюро сообщает о боях за Калинин, Миллерово и Воронеж. Далее — местные новости: в станице Платнировской  осваивают комбайны, колхозники создают хлебные фонды для Красной Армии. Корреспонденты сообщают о положении дел в колхозах «Степной», «Красное поле», «Путь Ленина», «Соцударник»… Есть и происшествия — двое жителей станицы Раздольной оштрафованы за нарушения светомаскировки.

Меньше месяца осталось до оккупации Кореновской фашистами и последующих трагических событий. Еще живы редактор газеты Алексей Борисов и его друг Иван Бувальцев, работает редакция… Сегодня наш рассказ посвящается им — редактору, корреспондентам, наборщикам. Всем, кто делал газету в те роковые военные годы.

Как театр начинается с вешалки, так и газета — с редактора.

Алексей БОРИСОВ

Алексей Степанович Борисов приехал на Кубань в 1933 году. Его, молодого и активного паренька, отправили по партийной линии в числе «тысячников» для организации комсомольской работы и проведения коллективизации в станицу Сергиевскую. Там он работал секретарем станичного парткома, а через три года, после организации колхозов, в 1936 году, его направили на хутор Бураковский в качестве парторга. А через год он пришел в редакцию районной газеты «Коллективист», да так и остался. В те дни газету лихорадило — «черный воронок» НКВД увез в места не столь отдаленные не только корреспондентку Дину Мирчеву, надуманно обвиненную в шпионаже (Дина была по национальности болгаркой), но и главного редактора И. Сидорина. Причиной ареста послужила нелепая и не увиденная ни корректором, ни редактором опечатка — в слове «Сталин» вместо буквы «т» стояла «р»[1].

На освободившийся пост главреда назначили Алексея.

Днем молодой редактор делал газету, а по вечерам штудировал книги и учебники. Как и почти вся молодежь того времени, он был самоучкой: за душой у него была лишь церковно-приходская школа, фабзавуч и короткие курсы. Все остальные знания — и немалые — добыты постоянной самоподготовкой.

Через год районная газета была переименована, поскольку задача коллективизации страны была решена. Она стала называться  «Социалистическая Кубань», и под этим именем газета выходила до августа 1942 года. А затем началась оккупация.

Война застала Алексея Борисовича на посту главного редактора. Как аттестованного старшего политрука запаса, военкомат назначил его комиссаром истребительного батальона. А его друг, Иван Дмитриевич Бувальцев, стал руководителем подпольного райкома.

По воспоминаниям его сына, В. Борисова (которые, к счастью, сохранились в архиве редакции), отца дома почти не видели. Он приходил туда за полночь, пропадая то в редакции, то в батальоне. А с июля 1942 года он начал пропадать из дома на сутки-двое, принимая активное участие в подготовке базы и землянок для подпольного райкома партии. Возвращался усталый, грязный и валился спать. Поспав пару часов, быстро ел и снова исчезал в неизвестном направлении.

Алексей Борисов, Иван  Бувальцев и их друзья делали все возможное, чтобы враг не прошел дальше — устраивали диверсии, взрывы, организовывали связь и сбор информации, печатали листовки. Редакция закрылась, но ведь оставались люди!

За поимку председателя райкома и редактора газеты гитлеровцы обещали заплатить 25 тысяч марок и дать 10 десятин земли, и, к сожалению, предатель нашелся. В одну из сентябрьских ночей против трех человек гитлеровцы бросили отряд карателей, состоявший из 70 человек. Силы были неравны, но подпольщики были вооружены и не собирались сдаваться без боя. Кукурузное поле в районе станицы Платнировской стало местом последнего сражения в жизни редактора «районки».  Тяжело раненые, три друга — Борисов, Бувальцев и Костриков  — бились с фашистами до последнего патрона. Утром, когда вновь гитлеровцы прочесывали поле, они наткнулись на их  бездыханные тела. Ненависть фашистов к подпольщикам была такова, что они учинили зверскую расправу над уже мертвыми людьми, а затем сожгли истерзанные тела.

Лишь через 8 месяцев спустя вернувшиеся в освобожденную станицу жена и сын Алексея Борисова узнали страшную правду о том, как погиб муж и отец.

А месяц спустя после освобождения станицы Кореновской, в марте 1943 года, выпуск газеты возобновился.  У истоков возрождения стояли наборщики.

Иван и Вера ПРОХОРЕЦ

До войны наборщиком газеты служил Иван Митрофанович Прохорец. Он был первоклассным мастером — окончив в 1907 году курсы наборщиков, работал в одной из краснодарских типографий. В 1914 году его забрали на фронт, так что домой он вернулся только после  революции. А в 1932 году его пригласили в станицу Кореновскую — делать молодую газету «Коллективист». Он перевез сюда  семью из Краснодара и приступил к работе в недавно созданной типографии.

А пару месяцев спустя к отцу в типографию пришла и дочка Вера — ученицей. Девять месяцев училась девушка мудреной науке набирать тексты! И не подвела — вскоре она освоила все премудрости и стала корифеем печатного дела не хуже, чем отец и старый наборщик дедушка Коган.

Это сейчас набор и верстка делаются на компьютере. Ничего сложного — ткнул пальцем на клавиатуру, щелкнул мышкой… А тогда об этом можно было только мечтать. Даже линотипов еще не было. Мастерам за 8 часов работы нужно было взять из кассы 10500 буквиц, чтобы набрать полосу. Так и набирала девушка строку за строкой, склонившись над  кассой.

Вскоре началась война. До оккупации станицы Кореновской газета выходила регулярно. А в 1942 году, когда фронт приблизился, в редакции осталось лишь три человека — редактор Алексей Борисов, машинистка Катя Плескачева и наборщица Вера Прохорец[2]. Остальные ушли на фронт. А 6 августа в станицу вошли немецкие войска.

Перед приходом врага Вера выгребла из касс все шрифты, упаковала и кинула в колодец, который находился во дворе типографии. Фашистам достались только голые стены с непонятным оборудованием. Ведь без шрифтов и наборщиков печатные машины — это просто груда металла.

Так полгода и простояла типография заброшенной — без работников, с пустыми кассами. И только после освобождения станицы Кореновской Красной Армией в ней вновь застучали печатные машины — Иван Митрофанович и Вера встали за кассы, набирая полосу за полосой. Наладив работу,   Прохорец-старший ушел на пенсию, а Вера Ивановна проработала до 1952 года.

…А линотип, который появился в редакции позже, она так и не дождалась.

Журналисты.

О тех, кто «с «Лейкой» и блокнотом» мотались по району на «драном пикапе» (из песни слова не выкинешь!) и писали статьи, мы знаем до обидного мало.

В редакционном архиве чудом сохранились фотографии Н. Бугая, первого селькора только что созданной газеты «Коллективист». До этого он работал электриком МТС, после — сотрудником сахарного завода.  Как это часто бывает, журналистом молодой человек стал случайно — один из приятелей попросил его написать небольшую заметку. Творчество так увлекло Николая, что он и сам не заметил, как стал селькором — ездил по станицам, встречался с колхозниками и писал статьи.

Слава пришла к молодому журналисту после публикации, сделанной в 1933 году. Это было время жуткого голода. Однажды, совершенно случайно, к нему попала информация, что в станице Платнировской делают пирожки из человеческого мяса. Николай устроил настоящее журналистское расследование, в результате которого нелюди, решившие извлечь выгоду из человеческого горя, отправились в «солнечный» Магадан[3].

В годы войны он также много писал. Его «фронтом» стало слово. Под его острым пером в газете поднимались насущные вопросы, критиковались нерадивые работники. Порой доставалось и председателям. Он писал правду,  не боясь никого и ничего.

А после войны его время прошло. И как настоящий журналист, он уступил дорогу молодым…

Имена и истории о других журналистах «районки», работавших в годы войны, в архиве не сохранились. В том, чудом уцелевшем номере 1942 года, под заметками стоят фамилии — Просвирин, Мейтес, Грекова,  Зинченко, Свинолупова, Сущевский, Яровой. Может быть, кто-то из наших читателей, прочитав эту статью, узнает в них своих прабабушек и прадедушек? Если узнаете — напишите нам. Мы будем очень ждать!

Елена ГОЛЬЦОВА

Шрифт

Изображения

Цветовая схема