🕯 Книга памяти журналистов

Работа дипломанта конкурса «Золотое перо-2020» корреспондента газеты «Аргументы и Факты-Юг» Татьяны Захаровой

Фото из архива Татьяны Захаровой

«Вы – спасённый» О чём мечтают врачи в «красной зоне»

Кубань уже больше полугода живёт в режиме пандемии и ограничений. Многие к этому привыкли и даже расслабились. Между тем, ежедневный прирост заболевших коронавирусом в регионе в последнее время не спускается ниже отметки в 130 человек. Мы поговорили с медиками, которые работают в «красной зоне», выхаживают больных с тяжёлой формой Covid-19, теми, кто находится на передовой в борьбе с вирусом.

Рисунок для доктора

Люди-супергерои оказались ближе, чем можно было представить. Врачи, медсестры, санитары – каждый день они борются за жизни других. Коронавирус изменил существование каждого из нас, но особенно – медработников. Они делают всё, чтобы справиться с пандемией, но вирус их тоже не щадит.

Нонна Мирцхулава – ведущий пульмонолог Краснодарского края. Когда мы записывали с ней интервью, доктор лечилась от коронавируса. 

«Как я заболела? Вдруг появилась слабость. Сразу эвакуировала всю семью и осталась дома одна, — рассказывает доктор. – На следующий день появился озноб, сильная боль в горле, температура 39. Уже полгода бок о бок живу с этим вирусом, поэтому сразу поняла, что со мной. Потом присоединился сухой кашель. Так продолжалось несколько дней, а потом появилась одышка. Это признак цитокинового шторма – опасного для жизни состояния. Значит, пора подключать серьёзную терапию. Я госпитализировалась. Болезнь протекала тяжело, но на месте доктора мне бывает гораздо сложнее. Иногда нахожусь в отчаянии, когда поступают тяжёлые пациенты, когда уже нечем помочь. Невозможно тяжело сказать сыну, что его мать умирает. Как объяснить детям, что они не могут посетить отца перед смертью? Как могу успокаиваю, ищу слова поддержки, глажу по руке… Это всё намного тяжелее, чем болеть самому. 

Что для меня счастье? Когда у пациента сатурация 95% (насыщение крови кислородом – прим. Ред.) Значит, завтра его можно отпускать домой. Когда полечишь и говоришь: «Вы уже спасённый». Это придаёт столько сил, что кажется, понесёшь еще воз трудностей. Мы стараемся делать всё возможное, а иногда даже больше. Поднимаем трубку при каждом звонке, не останавливаемся ни на минуту. Вот когда заболела – как раз появилась пауза.

В моём отделении работают не только пульмонологи, но и сосудистые хирурги, лор-врачи. Они тоже уже научились всем этапам респираторной поддержки. Главная задача врача «красной зоны» вовремя определить больного с кислородной недостаточностью. Во время покоя одышку можно не заметить, поэтому мы постоянно следим за состоянием пациентов. Ухудшение может возникнуть в любое время суток. Даже среди ночи проводим онлайн-консилиумы и определяемся с дальнейшей тактикой лечения. У нас нет завтрашнего дня. Иначе можем потерять человека. Есть только здесь и сейчас. Другого выхода эта болезнь не даёт.

Когда коронавирус появился в Китае, я даже предположить не могла, что он придёт и к нам. Нас, медиков, стали готовить к приёму возможных пациентов, читали лекции. Было ощущение, что информации слишком много. Оказалось, не зря. Моим первым пациентом был коллега – тоже доктор. Его перевели к нам в отделение из другой больницы. К сожалению, он был в тяжёлом состоянии. Выходить его не смогли.

Пациенты нас тоже жалеют. Пока была на лечении, мне в палату передали пакет, а в нём кизиловый компот, вкусное овощное рагу и детский рисунок – петух. Полдня я искала, кто сделал этот сюрприз, ведь о том, что лежу в больнице практически никто не знал, даже среди коллег. Потом пришло письмо. Оказалось это постарались родственники моего пациента, а автор художества – четырёхлетний Петруха. Да, жизнь разделилась на «до» и «после» коронавируса. Много испытала горя и тяжестей, но и любви стало больше. У людей поменялись ценности. Материальное ушло на второй план, а человеческое тепло, поддержка и добро – вышли на первый».

Приехала, чтобы помочь

Медики работают практически без сна и отдыха, но не унывают, потому что уверены: вирус победим.

Елена Плотникова – фельдшер скорой помощи в Краснодаре. Два месяца она работает в ковидной бригаде.

«Набирали медиков в неё только по желанию. Я решила пойти испытать себя, — говорит Елена Викторовна. – Первый вызов поступил к мужчине. Повод – температура. На момент осмотра у него уже была дыхательная недостаточность, он задыхался. Сразу дали кислород, оказали первую помощь и доставили в стационар. Мы и раньше выезжали к таким пациентам, но у них было только подозрение на COVID-19, а теперь уже к лабораторно подтверждённым. Важно не только оказать медицинскую помощь, но и психологическую. Когда пандемия только начиналась, люди были напуганы, но и сейчас страха в глазах немало. Я говорю, что рядом, что помогу, что всё будет хорошо. Больной слышит это и успокаивается. 

Меня вирус пока миновал, но я обычный человек и тоже его опасаюсь. Но у нас есть надёжные средства защиты, машины обрабатывают после каждого пациента. Бойся не бойся, а дело своё выполняй.

Бригада заступает на дежурство в 8 утра. Надеваю специальную защиту — это не халаты, не медицинская форма, а одноразовые комбинезоны. На ноги – бахилы. На руки — две пары перчаток. На лицо – защитные очки и респиратор».

В этом защитном «скафандре» медикам приходится проделывать все манипуляции, которые требуют определённой ловкости рук. Например, не так просто в обмундировании, да ещё и когда запотевают очки, поставить внутривенный катетер. Спасает профессионализм и убеждённость в том, что главное – помочь больному.

Елена с детства любит животных. Ещё ребёнком ей нравилось заботиться о них, а если надо, то и лечить. Поэтому после школы решила стать медиком.  26 лет она проработала заведующей фельдшерско-акушерским пунктом в Калужской области, а четыре года назад переехала с семьёй в Краснодар.

«Ещё после учёбы хотела пойти работать на «скорую», но только сейчас моя мечта сбылась. Наша профессия не связана с романтикой, но я люблю её. Чем больше людей спасу, тем лучше чувствую себя. Тогда иду домой с чувством выполненного долга».

Как солдаты на передовой

Медсёстры больше всех находятся с пациентами, больше общаются. И к ним больные тоже относятся по-особенному, жалеют даже.

Медсестра пульмонологического отделения Краснодарской краевой больницы №2 Ирина Афанасьева с апреля не видела свою семью. Она живёт в общежитии при больнице, с домашними связывается только по телефону или видеосвязи. Уже полгода она тоже работает в «красной зоне».

«19 апреля было моё первое дежурство в ковид-госпитале. Конечно, я волновалась, как пройдёт смена, как построить работу. Не покидали чувства страха и ответственности. Провести двенадцать часов в защитном костюме тоже было тяжело. Сейчас уже привыкла, а тогда в нём было невыносимо жарко. В отделение поступила пожилая женщина, помимо коронавируса у неё были сломаны обе руки. Она лежала больше двух недель у нас, а потом выздоровела и поехала домой. Первого выписавшего тоже хорошо помню. Это были такие положительные эмоции!»

Ирина Александровна в профессии седьмой год. С детства она чётко знала, что хочет помогать людям, и пошла в медколледж. Окончив его с отличием начала работать в больнице.   

«Моя работа сейчас немного отличается от того, что было до пандемии. Как и прежде ставлю капельницы, раздаю лекарства, делаю уколы. Но в организационном плане и психологически стало по-другому. Мы теперь ходим не в халатах, а в защитных костюмах – двенадцать часов подряд с перерывом на обед. С коллегами из «чистой зоны» общаемся по телефону. Мы, как солдаты на войне исполняют приказы, так мы – назначения врача. Все медики, действительно, словно на передовой. Эпидемии, как и войны, были и раньше. Но сейчас есть оснащение, спецзащита, «сражаться» легче. Заболеть не боюсь, а семья, конечно, очень волнуется за меня. Но я люблю свою работу. Когда видишь, что человеку становится лучше от того, что ты делаешь, и про усталость забываешь.

Знаете, больные даже стали узнавать нас сквозь очки – по глазам. А ещё по голосу, манере общения. Я, например, к пациентам обращаюсь «мой хороший». По этой фразе они догадываются, кто зашёл в палату. Ко всем больным отношусь так, как хотела бы, чтобы относились к моим родителям. Поэтому стараюсь каждому уделить внимания, поговорить, подбодрить, а иногда и пошутить. Ведь они сейчас обделены вниманием близких: посещения в больнице запрещены. Живого общения, конечно не хватает. Иногда уходишь со смены, за кого-то особенно переживаешь, прошу коллег присмотреть за этим человеком, чтобы ему не стало хуже. Тяжёлых пациентов переводят в реанимацию. Лежала у нас женщина 78 лет. Состояние усугубилось, её перевели в отделение интенсивной терапии. Мы все очень расстроились, а через некоторое время снова поступила к нам. Самочувствие улучшилось, она пошла на поправку. Радовались за неё всей сменой. Люди это понимают. Оставляют нам добрые отзывы, снимают видеоролики о нашей работе. Ведь попадают в больницу порой в тяжёлом состоянии, а уходят весёлыми и счастливыми. Пандемия показала, что какие-то профессии могут уйти на удалёнку, но точно не медики. Мы должны быть рядом с людьми. Нашу работу ещё не заменили ни компьютеры, ни роботы.

Чего мне хочется? Посвятить немного времени себе, уехать в отпуск в горы, вдохнуть свежего воздуха. Наконец, увидеть и обнять родных, встретиться с друзьями, просто побыть дома, как обычный человек».

Комментарий эксперта

Настоящие герои

Министра здравоохранения Краснодарского края Евгений Филиппов:

 — Борьба с коронавирусной угрозой стала проверкой на прочность для всех. В самом начале было непросто — мы впервые столкнулись с чем-то непредсказуемым. Кто-то запаниковал, кто-то ударился в отрицание вируса. И только врачи продолжали достойно и мужественно делать свою работу, чтобы спасать и тех, и других. Кубанские медработники блестяще справляются с работой в сложных условиях. Жертвуя здоровьем и жизнью ради спасения людей, они стали настоящими героями.

Шрифт

Изображения

Цветовая схема