Реальные истории из жизни журналиста. Часть тринадцатая.

Фото ru.depositphotos.com

Яма для начальника

Тот Новый год начальник коммунхоза (назовем его Иваном Ивановичем) запомнил на всю жизнь. Супруга зажарила огромного гуся, приняла ванну, надела новое платье и уже с полчаса у зеркала пудрилась и красила губы.

– Да поторопись ты! Свиридовы ждут. Надо старый год проводить по-человечески.

Свиридовы славились гостеприимством. Добрые, веселые люди. Он – известный анекдотчик, она – учитель пения, обладательница прекрасного сопрано. Иван Иванович с наслаждением слушал романсы в ее исполнении. И соленья у них были изумительными!

– Поспеши же ты, наконец! А то еще поздравление Леонида Ильича прозеваем.

В двенадцатом часу вышли на улицу. Шел снег с дождем. Подмораживало. В правой руке Иван Иванович нес корзину с гусем, левой придерживал Веру Петровну, которая, одев новые итальянские сапожки, скользила по тротуару. Через пару минут вдруг погас свет. Стало темно – хоть глаз выколи.

– Проклятый Свиридов! – выругался Иван Иванович. – Ну покажу ему!

Его друг отвечал за уличное освещение в станице. Перебои в подаче электроэнергии случались время от времени. «Но не на Новый же год!» Думая о том, как он будет смеяться над Петром Никифоровичем, какие скажет слова, Иван Иванович неожиданно подскользнулся, упал вместе с гусем и очутился в… канаве.

– Черт побери! Какой идиот оставил яму незасыпанной?

Ногой коснулся трубы. Водопроводная! Сам же сегодня утром послал бригаду устранить порыв. Трубу заменили, а канаву оставили. Негодяи! «Выйду на работу, объявлю всем выговоры».

Иван Иванович был маленького роста. Выбраться наверх, как ни старался, не удавалось. Испуганная супруга (благо, что зажглись уличные фонари) побежала к Свиридовым, чей дом находился в метрах пятидесяти от злополучной траншеи. Петр Никифорович пришел с лестницей.

– Вылезай, землекоп!

Дома помог другу раздеться, повел в ванную. Дал халат. Когда сели за стол, часы показывали ровно 12. После третьей рюмки Иван Иванович успокоился. Гнев на бригаду водопроводчиков прошел. Об одном жалел – не услышал новогоднего поздравления дорогого Леонида Ильича.

Реальные истории из жизни журналиста.Часть двенадцатая.

Шрифт

Изображения

Цветовая схема