Журналисты Кубани прокомментировали закон о борьбе с фейковыми новостями

Фото ТАСС

Поправки касаются статьи о злоупотреблении свободой массовой информации.

В КоАП появились два новых состава для борьбы с фейковыми новостями.

Первый предусматривает наказание за вмешательство путем распространения фейка в работу объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, энергетики, связи, промышленности. Штрафы для физлиц составят от 100 до 300 тысяч рублей, для должностных лиц — от 300 до 600 тысяч рублей, для юрлиц — от 500 до 1 млн рублей.

Второй —  оговаривает случаи, при которых в результате публикации ложных общественно значимых данных погибли люди, был причинен вред здоровью или имуществу, произошло массовое нарушение общественного порядка и безопасности или сбой в функционировании банков, объектов транспортной или социнфраструктуры, связи, промышленности, энергетики. В этом случае штраф для физлиц может составить от 300 до 400 тысяч рублей, для должностных лиц — 600 до 900 тысяч рублей, для юрлиц — от 1 млн до 1,5 млн рублей, сообщает ТАСС.

«Кубанский репортер» поговорил с известными кубанскими журналистами на тему востребованности нового закона.

Заместитель главного редактора «Кубанские новости» Валентина Артюхина:

– Поскольку 90% кубанских СМИ в настоящее время успешно используют следующую практику написания материалов: найди в социальных сетях прикольную фотографию (а лучше видео), опиши, что там изображено, добавь эмоций и поставь новость на свой сайт, то новый закон о распространении фейковой информации действительно представляет реальную угрозу для интернет-сайтов, работающих в регионе.
К сожалению, сейчас во многих интернет-СМИ трудятся люди, которые не обладают элементарными навыками профессии журналиста и не утруждают себя проверкой информации, которая поступает к ним из социальных сетей. Может быть, введение штрафов за распространение недостоверной информации позволит каким-то образом журналистам наконец научиться азам профессии, которую они выбрали. Ну и, соответственно, снизит долю фейковых новостей в интернете.

Директор по продвижению интернет-проектов телеканала «Кубань 24» Святослав Касавченко:

–  Первое. Закон нужный и важный. Сейчас существует невероятное множество способов распространять фейки не только без ущерба для распространителя, но и с выгодой. Это плохо со всех сторон. Плохо для общества – оно дезориентировано, оно легко поддается манипуляциям. Плохо для меня – читателя. Я должен или лично проверять каждую новость, для чего у большинства нет ни времени, ни навыков или не верить ничему. Иначе рискую быть обманутым. Это плохо для СМИ – потому что разрушает конкуренцию. За время, которое журналист потратит на разбор и опровержение фейка можно вбросить десять других и собрать на них трафик куда больший. И в чем тогда смысл журналистской работы? А в условиях, когда существует множество интернет – платформ, де-факто работающих как СМИ, но де-юре как СМИ не зарегистрированных (то есть под ограничения закона о СМИ не подпадающих) о нормальной конкуренции в отрасли говорить еще сложнее. Так что снизить для работающих в информационной сфере соблазнительность фейкомётства, как легкого способа получить трафик – очень полезная инициатива. А вот сможет ли закон остановить злонамеренный вброс фейков (не ради трафика, а ради запуска в общественную дискуссию лжи) – вопрос более сложный. Но это как с безопасностью. Если захотят – взломают все. Но наличие антивируса на компьютере или сигнализации и нормальных замков на квартирной двери угрозу взлома, все же, снижают. Так что закон, повторюсь, нужен.

Второе. Сырой ли закон? Конечно сырой. Если даже профессиональное сообщество не все смогло уяснить – о чем говорить? Я и сам перечитывал закон несколько раз, консультировался с юристом и еще не все уразумел. Нужно выяснять, смотреть, как закон будет применяться. Практика – критерий истины. Пока практики применения закона нет и многое еще неясно. Третье. Позиция Союза журналистов. Понятно желание СМИ защитить свободу распространения информации. Но давайте определимся с терминологией. Фейк – это тоже информация? Его распространение тоже нужно защитить? А заведомый фейк? Вброс про тысячи погибших – это «норм» или «аяйай»? Нужно ли за него наказывать? Наказывать только СМИ, которое опубликовало, не проверив? Или «нахлобучить» и блогера, который запустил утку на Ютубе? Или добраться до соцсетей, в которых эта сплетня зародилась в форме коммента от пользователя с пустым журналом? Все это требует проработки. Есть закон. Его нужно исполнять. В чем нехорош (если вдруг нехорош) – доводить до ума через существующие процедуры. Это рабочая ситуация.

Редактор сайта «АиФ-Юг» Екатерина Гаврилова:

– Некоторые считают, что закон ограничивает права и свободы граждан нашей страны. Однако, что касается СМИ, то повышение штрафов и возможность блокировки сайтов спровоцирует более ответственное отношение к собственным публикациям. Не секрет, что далеко не все проверяют информацию на достоверность в погоне за просмотрами. Есть и СМИ, специализирующиеся на фейк-ньюс. Получается, элитные массмедиа или те, которые считают себя более-менее «качественными», будут тщательнее отсеивать «семена от плевел». А те, что кормятся фейками, попросту перейдут на иностранные домены. Кроме того, в законе пока нет четкого определения, что такое фейковая новость и в каждом случае давать оценку будут чиновники. То есть у обеих сторон появится масса лазеек.З

Генеральный директор телекомпании «Краснодар» Елена Золотова:

Фейки утомили. Одно время мы только и делали, что, как угорелые, носились с разоблачениями фейковых «новостей». Шло такое негласное соревнование между традиционными СМИ и новыми медиа. Но с момента даже обсуждения возможности данного закона ситуация изменилась в лучшую сторону. Фейков стало меньше. Определившиеся границы ответственности многих, видимо, остудили от азарта «погони» в новостном поле. И уже это можно считать плюсом нового закона.

Ранее Союз журналистов России выразил мнение, что закон проработан недостаточно и подтвердил свою приверженность позиции в любых спорных вопросах отстаивать право граждан на свободу слова и свободу распространения информации.

Шрифт

Изображения

Цветовая схема