vozrast-dlitelnost

ОТРОК, ПОДРОСТОК, ЮНОША, А НЕ РЕБЕНОК

Сегодня поговорим о самых, пожалуй, частых смысловых и стилистических ошибках, которые допускаются в современной журналистике. Они настолько часто встречаются, что могут поколебать незыблемость языковых норм. Заинтриговал? Теперь о самих ошибках.


Речь о неправильном с лексической точки зрения очень широком употреблении слова ребенок. Сразу приведу пример такого употребления.  «В Краснодаре автомобиль насмерть сбил ребенка» У тех, кто знает значение этого слова, — гамма горьких чувств и ярости к водителю. А во втором абзаце или чуть позже слышишь, узнаешь, что этот ребенок – ученик шестого ( !) класса. Конечно, тоже жалко и горько, но гамма чувств совсем иная, согласитесь.

Другой пример. Восторженный коллега приходит в редакцию и заявляет: «Сегодня женю ребенка». Я, как самая большая язва, спрашиваю: «Свадьбу сыграете в детском саду?» После этого следует искреннее удивление коллеги и только потом хохот всей редакции.

Пришла пора напомнить словарное значение слова ребенок – детеныш человека до СЕМИ лет. Удивляет невежество коллег, которые своим неверным словоупотреблением не просто дезинформируют своих слушателей и читателей, но создают всеобщую атмосферу сюсюканья.  Представляете, известный роман Достоевского, если бы он уподобился нынешним грамматеям, назывался бы «Ребенок». Кстати, известные фантасты совершенно точно назвали свой роман «Отроки во Вселенной». Показательно, что именно так рекомендуют называть детей до 14 лет все нормативные словари. Потом по возрасту — подросток, затем -юноша. В природе так устроено, что количество девушек примерно равно количеству юношей. Но слово девушка у нас совершенно замучили, хотя можно сказать — барышня, сударыня, а вот обращения юноша не слышно. И это огорчает.

 Грустно, но  с нашей подачи сегодня уходят в небытие такие колоритные слова, как отрок, а господствует ребенок . Причем, наш брат журналист даже не пытается найти этому надоевшему слову синонимы – младенец, малыш, грудничок, карапуз и т.д. Нет, только ребенок.

При этом именно с нашей, коллеги, подачи сюсюкает вся страна. Прислушайтесь и вчитайтесь. Меня особенно удивляет в этом отношении авторская программа  Андрея Малахова «Пусть говорят». Это сплошная медоточивая комплиментарность и, конечно, сюсюканье. Она – «лучшая иллюстрация» нынешней темы нашего разговора. Приходится сожалеть, что телеведущий – выпускник  журфака МГУ. Как видно, эти лекции и практические занятия по стилистике Андрей прогулял. А может, не устоял перед нынешней речевой модой, поддался в угоду рейтинга передачи?

Коль скоро помянули занятия по стилистике, напомню коллегам, как на них буквально вбивается в сознание и практический навык будущих журналистов норма употребления слов мама и папа.  Эти слова можно употреблять только в сочетании моя мама, мой папа. ВСЕ! Все остальные сочетания – ее мать, его отец, мать героя и т.д. А что мы слышим и читаем? Сплошное сюсюканье. Но всех превзошел Андрей Малахов, именно поэтому я сразу переключаю канал.

Текст: Василий  Сальников.

Просмотров: 812